Центр нанотехнологий
Центр высшего образования
Центр общего образования

ЛИЦЕЙ: ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА ВСТРЕЧА 6

29.08.2017
 
 
МИХАИЛ ИВАНОВ:
 

 

"ЕСТЬ НЕСКОЛЬКО ШКОЛ В РОССИИ, ИМЕНА КОТОРЫХ ГОВОРЯТ САМИ ЗА СЕБЯ. МЫ - ИЗ ИХ ЧИСЛА"

 

Цикл интервью, посвященных 30-летию Физико-технической школы, завершает встреча с директором ФТШ, заслуженным учителем России Михаилом Ивановым. Еще в советские времена он стоял у истоков этого образовательного проекта, который формировался в бурный период российской истории.

- МИХАИЛ ГЕОРГИЕВИЧ, В НЫНЕШНЕМ ГОДУ ОТМЕЧАЕТСЯ 200-ЛЕТИЕ ПЕРВОГО ВЫПУСКА ИМПЕРАТОРСКОГО ЦАРСКОСЕЛЬСКОГО ЛИЦЕЯ, ПРИЗНАННОГО ВЫДАЮЩИМСЯ ГОСУДАРСТВЕННО-ПЕДАГОГИЧЕСКИМ ЭКСПЕРИМЕНТОМ. У ВАШЕГО ЛИЦЕЯ - ТОЖЕ КРУГЛАЯ ДАТА: 30 ЛЕТ. И ОН ТОЖЕ ВОЗНИК КАК ЭКСПЕРИМЕНТ. НАСКОЛЬКО ОН БЫЛ ПРЕДСКАЗУЕМ И НАСКОЛЬКО НЕПРЕДСКАЗУЕМ В ВАШЕМ ВАРИАНТЕ?

- Хорошо помню тот момент, когда я поделился идеей создания такой школы со своим приятелем и коллегой по Физико-техническому институту имени Иоффе Игорем Меркуловым, тоже, как и я, выпускником 239-й школы. Это был 1983 год, и мне 37 лет было...

- ПУШКИНСКИЙ ВОЗРАСТ!

- Да, в пушкинском возрасте. Рифмы продолжаются... В те времена администрация Физтеха, директор Владимир Максимович Тучкевич и Жорес Иванович Алферов, неоднократно сетовали на то, что кадры, которые к нам приходят, они - "не те". Надо было что-то делать. Жорес Иванович организовал тогда свою базовую кафедру оптоэлектроники. Тут же возникла проблема студентов, приходящих на эту кафедру. Так и потянулась цепочка: сделали кафедру - дальше надо школу делать. Возникла идея линии непрерывного образования.

- ВЫ ТОГДА МОГЛИ УЖЕ ОПЕРЕТЬСЯ НА ЛИЧНЫЙ ОПЫТ?

- До Физтеха я несколько лет преподавал физику в 239-й школе, знал все ее плюсы, и минусы. Мысль о том, что можно было бы какую-то школу сделать, раз уж она нужна, сохранив плюсы и убрав минусы, была естественна. Поначалу это все было на уровне разговоров на кухне. А с какого-то момента мы с Игорем Меркуловым решились и пришли в дирекцию Физтеха со своим проектом. Мы понимали: чтобы пробить идею «правильной» школы, в которой детям хорошо и в которой учителя стремятся работать, а не бегут из нее, - чтобы это осуществить, надо "иметь крышу". Правда, тогда это так не называлось...

- ОБРАЗ "КРЫШИ" В РОССИЙСКОЙ МЕНТАЛЬНОСТИ?

- Абсолютно... Мы это формулировали так: "обязательно нужно к кому-то прислониться". На выбор было у нас две серьезных организации: одна - КГБ и другая Академия наук СССР. Мы выбрали Академию наук ровно потому, что в этой организации у нас было больше знакомых. Тучкевич был членом президиума Академии, Алферов - академиком, а через какое-то время он стал директором Физтеха. Поэтому здесь у нас просто больше было связей. Ну и как-то привычнее в такой компании, можно сказать, приятнее...

- В ВАШЕМ ПРОЕКТЕ УЖЕ БЫЛА СФОРМУЛИРОВАНА КАКАЯ-ТО УЧЕБНАЯ ПРОГРАММА?

- Мы наметили программу действий, которая должна была привести к открытию школы. Сформулировали обоснование для чего это нужно. Все бумаги в духе того времени начинались одинаково: "В соответствии с решениями такого-то съезда КПСС и постановлением Совмина о том-то сём-то …". Эти письма за подписью наших начальников были обращены не министру высшего или среднего образования, а в отделы ЦК КПСС или в Ленинградский обком партии - тем политическим фигурам, от которых, если получить отмашку ("Министру такому-то, разберитесь!"), тогда что-то пойдет.

- СРАБОТАЛО?

Не сразу, но сработало. Через три года...

- И ЧЕЙ АВТОГРАФ ОКАЗАЛСЯ РЕШАЮЩИМ?

- Тут дело не в персональном автографе. Сработало время. Дело в том, что в 1985 году кое-что поменялось. Ну, достаточно сказать, что Алферов стал одним из пяти членов бюро Ленинградского обкома партии. У него появились прямые контакты с секретарями ЦК по соответствующим направлениям. Чтобы как-то продвинуть дело, у нас даже возникла идея открыть академическое ПТУ. Только профессия «пэтэушника» будет связана с микроэлектроникой и с вычислительной техникой. Профтехучилища были тогда в большом фаворе, и наша инициатива оказалась очень в духе времени. Нас поддержали, предложили даже несколько вариантов - выбирайте здание, мы его освободим для вас. Мы ездили на черных машинах с телефоном, принадлежащих управлению ПТУ Ленинграда, смотрели варианты, расположение относительно Физтеха, относительно метро… И даже почти уже выбрали адрес в районе метро «Лесная». Но возникли финансовые осложнения. Формально, чтобы открыть наше ПТУ, не хватило около 500 тысяч рублей тех денег. И, наверное, нам повезло. Потому что если бы хватило, тогда в дальнейшем могло возникнуть больше проблем. Время бежало, и в 1986 году идея ПТУ уже стала неактуальной и ухнула куда-то в запас. Людей этого ведомства разогнали, деньги отобрали. Началась перестройка. С начала 1987 года мы возобновили работу на школьном направлении. Жорес Иванович (уже как директор Физтеха) сформулировал задачу: "Надо попытаться к сентябрю все сделать. Считайте, что деньги есть". И наконец, это случилось. В сентябре мы открыли первые два класса, набрав 60 человек.

- КАК НАБИРАЛИ ШКОЛЬНИКОВ?

- Поскольку времени практически не было, мы обратились во Дворец пионеров. Там были кружки физики и математики. Мы туда поехали с Рубеном Павловичем Сейсяном, заведующим лабораторией, в которой я работал в Физтехе. Выступили перед детьми и родителями. И они решили рискнуть. Два набранных класса получили помещения в 74-й школе Выборгского района на Болотной улице, тут недалеко... Часто вспоминается мне эпизод того первого дня. На первой перемене я подхожу к Валерию Адольфовичу Рыжику и говорю: "Ну, что, вроде поехало дело?". А он мне ответил: «Подождем до зарплаты". Ну, тем не менее, дело "поехало". А уже со следующего года появился у нас один этаж на улице Хлопина, 5, где мы прожили до 1999 года, пока это здание, где мы сейчас сидим, не выстроили.

- КАК ВЫ НАЗЫВАЛИСЬ ПЕРВОНАЧАЛЬНО?

- Вот видите - у меня в кабинете стоит старая табличка с названием: "Средняя экспериментальная базовая физико-техническая школа №566 при ФТИ имени А.Ф.Иоффе Академии наук СССР». Но между собой мы всегда называли нашу школу ФТШ.

- А СЛОВО "ЛИЦЕЙ" КОГДА ВОЗНИКЛО?

- Лицеи как учебные заведения появились уже в Российской Федерации. После 1992 года стало постепенно складываться такая система: лицеи - это главным образом физико-математические школы, гимназии, как правило, гуманитарные и языковые школы, а колледжи - это бывшие ПТУ. Такая возникла внутрироссийская терминология. Присвоение школе наименования "Лицей", сделанное в ответ на нашу заявку, обозначало некий рейтинг в табели о рангах. В какой-то момент учителям лицеев стали добавлять 15 процентов к зарплате.

- ИЗ ТЕХ ПЕРВЫХ ВЫПУСКОВ ШКОЛЫ МОЖНО ЛИ ВСПОМНИТЬ ТЕХ, КТО СОСТОЯЛСЯ КАК УЧЕНЫЙ?

- В академики пока никто не вышел. А доктора - да, много таких людей работает, прежде всего, в ФТИ. Лёня Голуб, Серёжа Тарасенко, Игорь Рожанский… Они докторские рано защитили, в тридцать с небольшим лет. Членкорром РАН стал Миша Глазов, закончивший школу в 99-м. Я думаю, что из первых выпусков физикой продолжают занимать процентов 10 наших воспитанников, не больше. Во многом это связано со сложной временнОй ситуацией - и социальной, и технической, в которой это все происходило. Поэтому довольно много народу ушло в программирование и здесь очень многого достигли. Есть люди, ушедшие в бизнес. Хотя олигархов из наших выпускников я не знаю....

- А ЕСТЬ ЛЮДИ, КОТОРЫЕ ПРИШЛИ СЮДА ПРЕПОДАВАТЬ?

- Да... И это - один из основных моментов, благодаря которому школа сохранилась на том уровне, на котором она была задумана.

- МЫ МОЖЕМ НАЗВАТЬ ЭТИХ ЛЮДЕЙ ПЕРСОНАЛЬНО?

- Константин Михайлович Столбов, заместитель директора. Он хороший математик, один из ключевых людей, который многое определяет в сегодняшней школе. Михаил Дворкин , замечательный программист, в свое время чемпион мира по программированию среди студентов. Он работает и в ФТШ, и в Академическом университете. Есть у нас такое кадровое пересечение, которое, собственно, и было задумано. Кузнецов Антон, заместитель директора Лицея по информатике. Он отвечает за всю информационную поддержку не только учебную, но и рабочую и является одним из очень заметных преподавателей Академического университета. Вера Лифшиц, преподаватель английского языка. Дмитрий Остряков, который руководит нашим интернатом, преподаватель астрономии. Юрий Серов, сотрудник нашей физической лаборатории. Никита Богословский, физик. Алексей Павлюченко, тоже физик. Елена Попова, преподаватель географии. Юлия Коберт, педагог нашего интернатского отделения и преподаватель экспериментальной химии. Алексей Гуревич, учитель информатики. Илья Барыгин , учитель физики и редкий человек: много лет был единственным нашим золотым медалистом. Обладатель серебряной медали Международной олимпиады по физике. Я про разные их регалии и степени почти не упоминаю. Но поверьте, их много. К этому добавлю выпускников 239-й школы, большинство которых у меня училось когда-то. Это - Андрей Михайлович Минарский и Александр Адольфович Американцев. Конечно, лучший вариант, когда в такой школе работает человек, который эту систему изнутри прошел. Хочу особо сказать о Якове Давидовиче Бирмане, который был первым директором школы. Ситуация была такая: первый год мы жили как бы без директора, потому что преподавателей было с гулькин нос. Я подписывал какие-то решения как ученый секретарь Совета школы. А со второго года по моему предложению Яков Давидович стал директором. Он тоже выпускник 239-й школы, преподаватель математики. До 2001 года Бирман был директором в очень сложных условиях становления школы, и я думаю, многие ученики и учителя ему очень благодарны за все то, что он сделал. Этого не следует забывать.

- ЧТО БЫ ВЫ МОГЛИ ОТНЕСТИ К ВАЖНЕЙШИМ ДОСТИЖЕНИЯМ ЛИЦЕЯ ЗА ВСЕ ТРИДЦАТЬ ЛЕТ, ЧТО СОСТАВЛЯЕТ ЛИЦО ВАШЕГО УЧЕБНОГО ЗАВЕДЕНИЯ?

- Одновременно с нами или чуть позже возникло немало интересных школ. Но мало кто из них выжил. Поэтому момент общепризнанный - это то, что мы на ровном месте собрали людей и то, что за 30 лет всё это не развалилось. Думаю, причина в том, что мы выбрали довольно удачную модель: совмещение в преподавательской коллективе учителей-профессионалов и исследователей-профессионалов, которые являются совместителями. Смесь получилась, отчасти гремучая, как всякая смесь, но мне кажется, что это был правильный ход. А еще мы первоначально придерживались зависимости школы от Физтеха. Даже девиз такой был: что хорошо для Физтеха, то хорошо для ФТШ. Когда мы начинали, лучшие физические институты по своему духу были ориентиром для нас. Думаю, отчасти нам удалось воспроизвести этот «академический садик» и даже культивировать здесь и сейчас. Формальное признание школы тоже существует. Скажем, время от времени организуются большие конференции школ со всего мира - от Австралии до Аляски. И в число примерно сорока приглашенных неизменно входит ФТШ. Пара школ от страны – не больше! А в конце 90-х нас пригласили представлять Россию в Европейском молодежном парламенте. Значит, что-то во всём этом есть. Мы - "отцы- основатели" - выходцы из науки, а в науке международное сотрудничество не является чем-то особенным. Мы довольно рано этим озаботились, и у нас хорошая международная репутация.

- БЫЛИ ЛИ ДО ВАС В ГОРОДЕ ЦЕНТРЫ ОБРАЗОВАНИЯ ПО ФИЗИКЕ?

- Не было... По математике был и есть. По информатике был и тоже есть. Даже по астрономии был. А вот по физике - с 2001 года - первыми оказались мы. У нас проходят олимпиады и тренируются сборные команды. Мы – законодатели образования в это области, потому что с рождения живем вплотную к реальной науке. На сегодняшний день порядка сотни наших выпускников работают в Физтехе – лучшем месте для занятий физикой в мире. Ну, может быть есть ещё несколько подобных мест.. Но в институте Иоффе уже есть «наша диаспора". И это весомо. Есть и еще один любопытный показатель уровня школы. Я знаю несколько крупных фирм в Питере, в Москве, в Калифорнии, в Бостоне, где, если в послужном листе человек указывает, что он закончил ФТШ, то очень часто дальнейшие испытания прекращаются. Есть несколько школ в России, имена которых говорят сами за себя. Мы - из их числа. Думаю, в смысле репутации мы входим в top-ten» - российскую десятку, а может и в мировую: не вижу причины туда не войти! Впрочем, что-то я расхвастался. Видимо, завтра возникнут какие-то проблемы, которых я недоучел.

- ЕСТЬ ЛИ У ВАС НАГРАДЫ ЗА УСПЕХИ В ПОДГОТОВКЕ СПЕЦИАЛИСТОВ?

- Конечно... Хотя, честно говоря, я не помню, как они называются. Впрочем… Был такой фонд "Династия" – фонд Дмитрия Борисовича Зимина. По некоторым причинам он, к сожалению, закрылся. Этот фонд проводил различные образовательные конкурсы, в том числе наиболее почетный под названием "За выдающиеся достижения в преподавании" - отдельно по физике, математике, химии и информатике. Это была – почти без преувеличения - такая педагогическая "нобелевка", по крайней мере на территории России.. И четверо наших учителей - это больше, чем из какой-либо другой школы - стали обладателями этой награды. Я честно думаю, что мы - редкая школа. Потому что приблизительно с 90-х годов и до наших дней никто не был в своей работе так свободен, как мы. По крайней мере, государственные школы с бюджетным финансированием.

- ВЫ КАК-ТО СКАЗАЛИ, ЧТО ПОЧИВАТЬ НА ЛАВРАХ - ДЕЛО НЕ ОЧЕНЬ ПЕРСПЕКТИВНОЕ....

- ...Абсолютно бесперспективное..

- ЕСЛИ ГОВОРИТЬ О ЛИЦЕЕ ЗАВТРАШНЕГО ДНЯ, ЧТО, НА ВАШ ВЗГЛЯД, НАДО СДЕЛАТЬ, ЧТОБЫ ЕЩЕ БОЛЕЕ УБЕДИТЕЛЬНО ПРОДОЛЖАТЬ СВОЮ ИСТОРИЮ?

- Я недавно набросал список - два десятка пунктов - что хотелось бы сделать, но пока это для самого себя. Чтобы не смешить бога, не буду расшифровывать эти записи, хорошо? Скажу только, что наверно стоит слегка изменить структуру классов.

- А НАБОР ШКОЛЬНИКОВ ИЗ ДРУГИХ ГОРОДОВ - ЭТО НАПРАВЛЕНИЕ СТАБИЛИЗИРУЕТСЯ ИЛИ РАСШИРИТСЯ?

- Тут многое упирается в наличие помещений. Сейчас иногородние ученики живут в гостинице Академического университета. Но гостиница должна быть гостиницей, а интернат - интернатом. Появится ли он и когда, сложно сказать. Пока мы имеем возможность принимать шесть человек ежегодно.

- И ПРАКТИКА ПОКАЗЫВАЕТ, ЧТО ЭТО ХОРОШЕЕ ПОПОЛНЕНИЕ?

- Практика показала, что школа не должна быть слишком большой и слишком маленькой. Мне кажется, что те 200 человек, которые у нас сейчас учатся, это почти оптимально. Тут мы, можно сказать, угадали. А небольшой «интернатский десант» пока, на наш взгляд, очень хорош и более чем оправдан.

-КАК ВЫ СОБИРАЕТЕСЬ ОТПРАЗДНОВАТЬ 30-ЛЕТИЕ ЛИЦЕЯ?

- С одной стороны, хочется это сделать без лишней помпы, а с другой - это повод что-то просуммировать, подсчитать и сделать вывод. Кого-то пригласить, кого давно не видел, кто раньше у нас работал. У всякой организации друзья есть, которые в разных ситуациях помогали. Приятно будет увидеться, что-то вспомнить. Думаю, тридцать лет для организации - это солидная дата.

- ЕСТЬ ЛИ У ВАШЕЙ ШКОЛЫ ДЕВИЗ, КОТОРЫЙ ОФОРМИЛСЯ С ГОДАМИ?

- Есть формулировка нашей цели - "ВОСПИТАНИЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЯ". Ну, разумеется, это формула, которая требует понимания всех величин, которые в неё входят.

- СУММИРУЯ ВСЕ СКАЗАННОЕ, КАК БЫ ВЫ КОРОТКО ОХАРАКТЕРИЗОВАЛИ - ЧТО ТАКОЕ ФТШ?

- Как точно сказала одна восьмиклассница, "ФТШ - это нормальная школа, какой она должна быть". Так ли это? Честно говоря, я слишком долго здесь работаю, чтобы быть объективным.

 
 

Олег Сердобольский

Фото Юрия Белинского